На главную Закрыть
Персона

Напомнить, чтобы ценили

Автор: Герман МОСКАЛЕНКО

В конце прошлого года на экраны страны вышел
12-серийный документальный телесериал "Новейшая история". Фильм вызвал большой интерес у зрителей. Сегодня корреспондент "7 дней" беседует с одним из авторов сценария фильма, человеком, который 2,5 года назад, в соответствии с Указом Президента Республики Беларусь, создал и возглавляет Общенациональное телевидение (ОНТ) -- Григорием Киселем.

НАША СПРАВКА


Григорий Леонидович Кисель

Родился 23 августа 1955 года в деревне Здудичи Светлогорского района Гомельской области.

Окончил факультет журналистики Белорусского государственного университета (1979).

До учебы в вузе трудился подсобным рабочим, каменщиком (Светлогорск, 1972–1973), работал в колхозе им. М.И.Калинина Светлогорского района (1973–1974).

После окончания БГУ работал корреспондентом, собственным корреспондентом, заведующим отделом редакции областной газеты "Могилевская правда" (1979–1987), инструктором, консультантом Могилевского обкома КПБ (1987–1990), главным редактором областной газеты "Могилевские ведомости" (1990–1994).

5 августа 1994 г. назначен Председателем Национальной государственной телерадиокомпании Республики Беларусь.

С 21 июля 2000 г. -- Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Беларусь в Румынии.

С 26 февраля 2002 г. -- председатель правления закрытого акционерного общества "Второй национальный телеканал".

Женат, имеет двоих детей. Увлечения: бег, теннис, чтение.



-- Григорий Леонидович, каково быть в роли первопроходца?

-- Это вторая моя попытка создания чего-то нового. Первая была в Могилеве в 1990 году -- мы начинали издавать газету "Могилевские ведомости". Успешно справились с задачей, довели тираж до 90 тысяч. Для областной газеты -- это очень прилично.

И вот теперь -- телеканал ОНТ. В первую очередь -- это большая ответственность, ведь гарантии того, что сделаешь все качественно и на высоком уровне, нет. Наоборот, как только появляется задача создать что-то новое, возникает и масса проблем, которые необходимо решить не кому-то, а именно тебе. Страшно трудно, но горжусь, что посчастливилось выступать в такой роли.

-- Есть ли для вас некий эталон телевидения, к которому вы стремитесь?

-- Совершенного образа, наверное, не существует. Поэтому у каждого телеканала, который мне доступен, выбираю все более-менее приемлемое для наших условий. А вообще, на мой взгляд, телевидение базируется на трех вещах. Первое -- новости или информация, вокруг которых развиваются сателлитные проекты. В том числе и документальные. Второй момент -- музыка. Скорее, даже музыкальное вещание, которое помогает человеку отдыхать. Сюда можно включить музыку эстрадную, классическую, юмор и все прочие элементы. И третье, что многих захватывает, -- спорт.

-- Новости на ОНТ есть, с музыкой у вас тоже порядок, следовательно, этот год на втором канале будет годом спорта?

-- И спорта тоже. Но есть еще 4-й элемент, который зависит от финансовых возможностей канала и от вкуса менеджеров -- кинополитика. Какое кино покупать, как его ставить, как формировать сетку показа. От кинополитики во многом зависит репутация канала. И я не зря сказал, что тут многое решают финансы. Премьерный показ качественного голливудского фильма на канале ОРТ обходится примерно в полмиллиона долларов. Сумма, которая пока неподъемна для белорусских телеканалов.

-- Так ли остра проблема засилья американского кино на телевидении?

-- Американское кино большей частью подсознательно, параллельными приемами пропагандирует и утверждает преимущества американского образа жизни, силу и мощь Америки. Во всех лентах есть панорамные съемки: большие и красивые города, чудесные ландшафты и пейзажи. И всегда американцы побеждают. Но чем мы можем сегодня это кино заменить? "Беларусьфильм" снимает 4 фильма в год, Россия тоже пока снимает не очень много. В этом проблема.

Опыт показывает, что ни одна страна, такая как наша, не может быть страной мировой киноиндустрии. Голландия не может производить 100 фильмов в год -- не те ресурсы. Поэтому сгладить проблему американского кино можно, более тщательно отбирая такие фильмы.

-- Теперь давайте поговорим о нашумевшей премьере документального фильма "Новейшая история". Как появилась мысль о его создании?

-- Создание подобного фильма относится к глобальным проектам, и обдумываются они довольно долго. Все начиналось летом 2003 года, когда мы с коллегами обсудили идею и решили, что нам по силам снять такой сериал. Я не собирался писать сценарий, хотя в журналистике и на ТВ работаю достаточно долго. Мы позвали маститых сценаристов, рассказали о своих задумках. Они покивали головами, ушли, и никто из них больше у нас не появился. Из этого мы сделали вывод, что они по вполне объективным причинам испугались такой работы. Ведь никто фильмов подобного масштаба в Беларуси не снимал. Максимум, что делали наши теледокументалисты, -- это очерк о человеке. Вот главный герой вышел в поле, посмотрел на солнышко. Показали речку, поле, трактор и т. д. Поэтому мне ничего не оставалось, как самому сесть за написание сценария, ведь мы уже заявили в СМИ о создании фильма.

Потом к работе подключился Юрий Казиятко, в качестве ведущего сериала, а позже он написал сценарий 3-х серий. Я к тому времени написал сценарии
9-ти серий. В итоге и получился 12-серийный документальный фильм, а мы с Казиятко поневоле стали сценаристами. Но процесс мне понравился...

-- Как бы вы кратко сформулировали идею проекта?

-- Знаете, как оказалось, мы все быстро забываем. Ведь по новейшей истории Беларуси у нас нет ни фильма, ни учебника. Таких, чтобы любой мог посмотреть, почитать и вспомнить, как все было. Это и есть первая побудительная причина, почему мы взялись за фильм.

И когда я стал размышлять об этом дальше, понял, что мы не просто многое забыли. Есть немало недовольных людей. Им кажется, что должно быть лучше -- как в Америке или в Германии. Такой сам будет сидеть, даже более оплачиваемую работу искать не станет, но будет возмущаться, ругать президента и правительство.

Мы забыли зарплату в 10 у.е., забыли очереди, пустые прилавки, грязь на улицах, транспортные пробки и прочее. И мы поняли: нужно напомнить. Не для того, чтобы пнуть кого-то, а для того, чтобы мы оценили достигнутое. Чтобы белорусы осознали: нынешнего уровня жизни с великим трудом, но мы достигли сами. Никто нам не помогал, и мы должны ценить достигнутое и сами себя уважать.

-- Кто, на ваш взгляд, главный герой фильма?

-- Наша страна -- Беларусь, историю которой мы, к сожалению, так плохо знаем. И, конечно, в центре фильма -- президент, потому что с его участием и под его руководством создавалась история страны на протяжении последнего десятилетия. Она без него была бы просто невозможна.

-- Насколько вы тогда представляли масштабность проекта?

-- Конечно, я понимал, что это большой проект, и в общем я его видел, но без нюансов. Мы ведь не знали, что есть в видеоархивах, кто из наших героев будет сниматься, а кто нет. Допустим, Ельцин дал согласие на съемку, но у нас просто не хватило административного и временного ресурсов до него добраться. Примерно по тем же причинам и Горбачев не попал в наш фильм.

-- Когда вы начинали работать с материалами, что в первую очередь вам, как непосредственному участнику тех событий 8-10 летней давности, вспомнилось?

-- Мне посчастливилось быть активным участником некоторых событий того периода. И когда начал читать справки, хронологии, то все события разом прошли перед глазами. Но, что интересно, оказалось, сам многое забыл и с некоторыми фактами сталкивался как бы в первый раз. Думаю, так происходило не только со мной, а со многими зрителями фильма, в том числе и высокими политиками. Я не могу говорить за президента, но мне думается, что он тоже получил возможность как бы со стороны посмотреть на события, внутри которых действовал, вновь пережить их и осмыслить.

-- Менялись ли первоначальные замыслы по ходу создания фильма?

-- Замыслы не менялись. Менялась структура серий, какие-то творческие подходы. В начале мы хотели идти строго по хронологии, год за годом. Отсюда и мысль о 10-ти сериях. Но когда проанализировали исходный материал, поняли, что такой подход будет неверным. Ведь, как правило, историки привязываются к каким-то значимым событиям. Поэтому мы решили брать по хронологии значимое событие или тему и строить вокруг них серию фильма. Например, первые выборы, референдум, союз с Россией, отношения с Западом. И темы, и события, конечно, привязаны ко времени, но не подменяют его.

-- А все-таки есть такие вещи, которые бы вы сегодня сделали по-другому?

-- По ходу создания фильма мы просмотрели до эфира каждую серию 250 раз. Хотя, конечно, смотреть до эфира и во время эфира -- это две разные вещи. Когда ты смотришь в кабинете вместе с худсоветом, идет обсуждение: тут убрать, тут добавить -- это одно восприятие. А когда включаешь телевизор и понимаешь, что твой фильм смотрят миллионы -- совершенно другие чувства. И когда мы посмотрели фильм вместе со страной, мы поняли, что у нас получился эскизный набросок новейшей истории Беларуси. Поэтому и решили, что над фильмом нужно продолжать работать дальше. Дополнить, углубить.

В силу разных причин и в первую очередь из-за временного цейтнота в фильм не вошла масса вещей. Некоторые темы нужно взять шире. Мы сказали, что ввели белорусский рубль, и все, а ведь тема интереснейшая. Можно рассказать, как это было. Почему ввели именно рубль, какие были споры, какие деньги печатались. Ведь до сих пор в Нацбанке хранятся отпечатанные тогда талеры. Поэтому зрителей ждет продолжение сериала.

Есть мысль установить традицию: каждый год постоянно дополнять фильм, ведь история продолжается.

-- Были ли трудные моменты? И как удалось взять интервью у такого количества людей?

-- 222 человека, красивое получилось число. Трудности? В первую очередь не хватало времени. Хотя мы все тщательно распланировали, сформировали три творческие группы. Одна из них работала в Москве, там фактически некоторое время жила, "вытаскивала" нужных людей и вела съемки. Вторая группа работала в дальнем зарубежье, третья -- дома. Времени катастрофически не хватало.

Нам мощно помогали белорусские посольства, МИД, Администрация Президента, другие ведомства. Но, к сожалению, много людей "выпало" из фильма. Одних мы не успели записать, вторые отказались, третьих -- просто не учли.

Причем, когда мы формировали список политиков, у которых собирались брать интервью, не делили их на наших и не наших, на оппозицию и неоппозицию. Критерий был один: если причастен к тем или иным событиям, -- значит мы с ним должны работать.

Но получалось по-всякому. Зенон Позняк сразу дал согласие, потом отказался. У Анатолия Лебедько непонятные амбиции взыграли. Александр Федута выдвинул неприемлемые условия. Станислав Шушкевич обозвал нас "здраднiкамi", хотя политик так не должен говорить. Мы выполняем свою работу.

Категорически отказался сниматься Вячеслав Францевич Кебич. Но наша совесть чиста -- мы старались привлечь всех.

-- Чем можно объяснить такой большой интерес к фильму?

-- Он получился объективным. Мы дали возможность высказаться многим независимым экспертам, иностранным политикам. Кроме того, мы дали слово людям, о которых многие забыли, давно не видели и не слышали.

-- В Интернете познакомился с откликом на фильм одного из оппозиционных политиков, который пытался опровергнуть отдельные озвученные в сериале факты. Но у меня сложилось впечатление, что не только история, но они сами себя разоблачили, фактически подтвердив, что выступали и выступают против своего народа, и никто при этом их за язык не тянул. Вы согласны с таким выводом?

-- Пожалуй, да. Кстати, многие наши собеседники обиделись, что они сказали много, а в фильм попало мало. Но мы брали только то, что имело отношение к теме, что предусматривал сценарий. Обратите внимание, что даже у президента по фильму все высказывания очень краткие. И мы ничего не искажали.

Но действительно, многие, увлекшись монологом, так сказать, сами себя сдали. Чигирь сказал, что, когда президент уезжал из страны, они повышали цены. Нистюк говорил, что тогда они сделали неправильно, что пошли против народа. Калякин признался, что вся возня вокруг импичмента была шита белыми нитками и не имела никаких законных оснований. Дракохруст отметил, что не Богданкевич стабилизировал белорусский рубль, а Лукашенко. И это говорили люди, о которых не скажешь, что они симпатизируют нынешней власти.

-- Если и дальше рассуждать об этом, то напрашивается простой вывод: тогда, как и сейчас, суверенитет и независимость Беларуси отстаивал Лукашенко, а не оппозиция...

-- ... я глубоко убежден в том, что если бы не Лукашенко, то никакого суверенитета у Беларуси давно уже не было бы. Его бы сразу сдали, распродали экономику. Ведь суверенитет -- это в первую очередь национальная экономика. В фильме некоторые хвалили Венгрию как первопроходца в рыночных реформах. А мы стали разбираться и увидели, что у "первопроходца" только 5% экономического потенциала страны в собственных руках, а все остальное -- иностранный капитал. Да и у некоторых других наших соседей не намного лучше.

-- История и политика -- дело серьезное, а были ли по ходу съемок какие-либо занимательные моменты?

-- У меня не было, я по командировкам не ездил. Хотя забавные моменты у съемочных групп были. Например, самое длинное интервью дал Николай Иванович Дементей, 6 часов говорил, побил все рекорды.

-- Как много вы смотрите телевизор?

-- На ОНТ смотрю все, многие вещи просматриваю предварительно. Это не цензура, нет. Контроль качества продукции. На других каналах обычно смотрю новости, чтобы сравнить уровень, а для души иногда смотрю хорошие фильмы, исторические...

-- Теперь понятно, почему именно на ОНТ появилась "Новейшая история"...

На главную Закрыть
Все материалы номера
   Как сделать общество толпой
На главную Закрыть